ОБЩЕСТВО, ПОЛИТИКА, ВЛАСТЬ

Элита второй свежести

Борис Габе

Наши “антизападники”

Пресса на содержании

Уже многие месяцы наши средства массовой информации (СМИ) бьются в антизападной истерике. Особенно заметно это стало с началом операций НАТО в Косово: и без того не слишком мудрые комментарии и прогнозы прессы стали просто поражать своим “качеством”. Чего стоит хотя бы всеобщая уверенность в том, что югославские вооруженные силы победят “натовских агрессоров” в партизанской войне! Это сербские-то солдаты и “добровольцы”, все 10 лет балканских войн наступавшие только всемером на одного, да и то, лишь на едва организующиеся силы противника. А стоило Словении, Хорватии и прочим обзавестись хоть минимумом оружия и снаряжения, как белградские вояки бесславно бросали территории, которые клялись защищать до последней капли крови. Но с какой “патриотической” агрессивностью выражала наша пресса эту свою, ни на чем не основанную уверенность и как неуклюже пытается она теперь выбраться из той лужи, в которой оказалась после сербской “конфузии”?

Отчасти антизападничество нашей журналистики объясняется бедностью: нынешние доходы СМИ не позволяют иметь качественную сеть зарубежных корреспондентов. К тому же наше традиционно слабое знание языков не дает им знакомиться с зарубежными источниками информации. Но было бы желание знакомиться, а способ найдется! Единомыслие же наших СМИ хотя бы по тому же косовскому вопросу говорит - не в нехватке информации дело. Не случайно ведь наши журналисты так дружно замалчивают все неприятные для Сербии факты расправ белградских вояк с мирными жителями - несербами.

Внимательный наблюдатель отметит: события в Косово стали только поводом к очередному усилению антизападных настроений СМИ. Сами же эти настроения все заметнее проявляются с середины 90-х. Можно было бы всерьез относиться к рассуждениям о проявлении таким образом “национального самосознания”, если бы “патриотический” этот уклон не стал резко усиливаться как раз после того, как крупнейшие российские СМИ - центральные и “губернские” - стали жить на “спонсорские” деньги.

Известно, что в течение всех 90-х падал интерес публики к их деятельности. Вначале, когда это затронуло только прессу, во всем винили Гайдара - мол, из-за его реформ у граждан нет денег на газеты и журналы. (Правда почему-то в те же “безденежные” годы появилось множество весьма доходных и далеко не дешевых, но узкоспециализированных, - иногда весьма специфически, - изданий, теснящих наши традиционные “общественно-политические” газеты и журналы). Сейчас, когда нельзя уже скрывать падение внимания публики и к бесплатным для нее “электронным” СМИ стало ясно: проблемы нашей журналистики связаны в первую очередь с ее качеством – “мастерство” большинства российских “акул пера” не соответствует сильно изменившимся за последние годы интересам и вкусам россиян.

Именно поэтому к середине 90-х практически все крупные издания, теле- и радиоканалы оказались убыточны. Ни казенных дотаций и льгот, ни доходов от рекламы, ни поступлений от подписки и розницы не хватало для обеспечения бесперебойного их выхода и содержания прежнего числа журналистов и технических работников. В итоге СМИ пришлось пойти на содержание к “спонсорам”.

В наших условиях таковыми могли быть только “олигархи”: лишь “близость” к казенным счетам и заказам позволяла оплачивать выход газет с тиражом во многие сотни тысяч экземпляров или телеканала, вещающего на всю Россию. Так что сегодня наши крупнейшие газеты и телерадиокомпании, прежде всего, - рупор соответствующих власть имущих группировок, а антизападничество нашей журналистики отражает заказы и вкусы хозяев СМИ.

 

Элита на содержании

Поэтому, разбираясь в истоках нашего сегодняшнего такого распространенного антизападничества, прежде всего, обратим внимание на нынешнюю российскую политическую элиту. (Причем к ней надо отнести не только непосредственно правящие группы и слои, но и “опппозиционных” политиков. События последних 10-12 месяцев свидетельствуют - в общем и целом это единый слой, прежде всего отстаивающий свои коренные интересы, т. е. “прикосновенность” к казенным деньгам). Происхождение их известно - за редкими исключениями это все “номенклатурщики” КПСС из вторых-третьих ее рядов. Десятилетиями их “дрессировали” в ксенофобском духе, поэтому их сегодняшний “патриотизм” еще и отсюда. Но главная причина их ненависти к Западу, прежде всего, в том, что они нынче зависят от него.

Известно - наша нынешняя элита может существовать только в неразделимой связи с государством. Практически все ее представители в той или иной степени государственники потому, что остро ощущают свою неспособность выжить помимо него и боятся тех, кто готов к этому. “Реальный социализм”, существовавший до 1991 г., всех их вполне устроил бы, кабы не вел к неизбежному социально-экономическому кризису. Именно поэтому в свое время наиболее дальновидная часть “номенклатуры” согласилась на либерально ориентированные реформы - только так можно было попытаться сохранить свой элитный статус. Но, по мнению “здоровых сил КПСС”, примкнувших в конце 80-х к нараставшему тогда демократическому движению, за государством при любых реформах должна была остаться решающая роль. Из-за этого-то и родился после августа 1991 г. наш нынешний удивительный строй “шведского социализма советского разлива”.

Ко второй половине 90-х стало очевидно: такая социально-политическая система России не по силам. Страна не в состоянии содержать такой мощный аппарат управления и такое множество “бюджетников” - врачей, учителей, милиционеров, военных и прочих. Не можем мы позволить себе и такую, как сейчас, систему социального обеспечения с ее безумными расходами. Об этом неопровержимо свидетельствуют не только хронические отставания всех казенных выплат от уровня цен в периоды высокой инфляции и длительные их задержки в периоды низкой - о том же говорят и экономические кризисы: разражающиеся сразу же после очередных попыток хоть немного усилить фискальный нажим для увеличения выплат пенсионерам и бюджетникам.

Все же все 90-е “прогрессивной номенклатуре” удавалось сохранять и мощный (хотя и абсолютно убыточный) госсектор, охватывающий до 50% производительных сил России (в том числе и все оставшееся фактически социалистическим сельское хозяйство), и систему социального обеспечения, которую сильно расширили, даже по сравнению со временами “реального социализма”. Это стало возможным лишь потому, что поносимый ныне Запад все эти годы кредитовал “реформаторские” российские власти. В первую очередь этим занимались правительства развитых стран. А вдохновленные их примером частные инвесторы тоже стремились “вложиться” в Россию и очень охотно брали достаточно рисковые российские бумаги - от акций приватизированных предприятий до ГКО (государственных краткосрочных обязательств) и ОФЗ (облигаций федерального займа).

Мировой финансовый кризис 97-98 г.г. и российский отказ платить по долгам, случившийся осенью 1998 г., вынудил Запад стать осторожнее по отношению к проблеме финансирования России, а по существу ее политической элиты. (Ведь именно западные кредиты позволяли этой элите латать образующиеся вследствие ее действий и бездействия социально-политические “дыры” и, тем самым, продлевали ее, элиты, пребывание у власти). Раньше, скажем, международные кредитно-финансовые организации, если и выдвигали определенные требования к России при получении ею кредитов, то делали это очень умеренно и осторожно. В конце 90-х им поневоле пришлось стать жестче, чтобы отвести от себя обвинения в пособничестве “организаторам” неудачного развития российской экономики и “расхищению” зарубежных финансовых вложений. (Правда эти “жесткие” требования плохо соотносятся с нашими реалиями, и даже их буквальное выполнение не приносит России пользы. Но чего ждать от МВФ и ему подобных, если мы сами плохо разбираемся в причинах происходящего у нас!) Именно потому МВФ целый год задерживал очередной транш своего кредита, а деньги с международного финансового “открытого” рынка практически перестали поступать в страну.

Меж тем нашу политическую элиту (и правящую и “оппозиционную”) всегда тяготила необходимость выполнять требования западных кредиторов (хотя без их денег ей было не удержать власть!) А уж ужесточение их вывело ее из себя - ведь раньше-то как-то удавалось достигать компромисса! И поскольку раньше этого обычно добивались путем запугивания Запада угрозой прихода к власти “красно-коричневых” (для чего им потихоньку помогали с самых вершин власти), то и сегодня используется тот же прием.

Правда, в конце 90-х он стал работать хуже: связи между властвующими группировками и “оппозицией” этого рода стали слишком заметны. Приходится менять тактику и сегодня уже сами власть имущие группы ведут себя по отношению к остальному миру достаточно “красно-коричнево”. Россия опять собирается поставлять оружие и оказывать политическую поддержку любым бесчеловечным и преступным режимам, лишь бы они были враждебны Западу - и все в надежде, что наши кредиторы испугаются и пойдут на уступки в деле предоставления нам новых кредитов.

Одним из первых признаков этого поворота стала замена “прозападного” главы МИД Козырева на Примакова - старого “номенклатурщика”, угодного “красной” части нашей верхушки и известного “странными” (чтоб не сказать жестче) связями в ряде ближневосточных стран. Причем сразу надо отметить - ни о каком успехе давления “красных” на президента не может быть и речи: весь политический опыт последних лет свидетельствует, что российская исполнительная власть способна противостоять практически любому нажиму парламентской оппозиции. Просто Ельцин, желая укрепить свое положение западными деньгами, дал таким образом понять кредиторам, что недоволен их прижимистостью!

Наша политическая элита при виде этого поворота немедленно сплотилась вокруг нового внешнеполитического курса Ельцина. (Но только вокруг курса, а не вокруг самого президента!) Она почуяла - если дело выгорит, то можно ожидать немалых денег с Запада на куда более мягких, чем сегодня, условиях. А подвластные элите СМИ тут же отразили это сплочение общим изменением тона своих материалов. При этом они потянули за собой большую часть остальных, даже сохраняющих независимость , изданий - наши журналисты, как известно, склонны подражать друг другу.

 

Лодыри на содержании

Но правды ради отметим: среди определенной части россиян антизападнические настроения были сильны и до этого поворота элиты, и сам поворот осуществлялся не без учета этих настроений. Истоки их не столько в той пропагандистской обработке, которой многие десятилетия подвергались советские люди (хотя и это забывать нельзя), сколько в той изоляции от окружающего мира, в которой их держала советская власть. В результате у очень многих сложились несколько преувеличенные (мягко говоря!) представления о своих достоинствах. Когда же в конце 80-х - 90-е появилась возможность сравнивать, то выяснилось: нам нечем особо гордиться, реальных достижений у нас немного. Буквально все - от товаров и услуг до научных открытий и произведений культуры оказались “советского” качества.

Для очень многих оказалось невыносимо осознание этого. И вместо того, чтобы, стиснув зубы, начать “работать над собой”, добиваясь успехов, значимых “по гамбургскому счету”, они принялись хаять все чужое. Антизападные эскапады российских властей и политиков пришлись этой публике по вкусу. Вот мол, как велика Россия - при всех своих бедах говорит с Западом языком угроз и бряцает оружием. А уж “патриотизацию” тона наших СМИ эти люди встретили с восторгом - журналисты, ругая и обвиняя Запад, выразили тот глубокий комплекс неполноценности, которым эта публика мучается по отношению к тому же Западу.

Но ни показная жесткость российских политиков и дипломатов, ни антизападная риторика СМИ, ни откровенно ксенофобские восторги немалой части россиян ничего не изменили в вопросе отношения России с Западом. Ничуть не легче (если не жестче) стали условия кредитования, а потерянное на напрасную торговлю с МВФ и прочими заимодавцами время лишь ухудшило наше положение. Все претензии России на особую роль в международных делах фактически отвергнуты, и ни на день не были остановлены натовские бомбежки Сербии, продолжавшиеся до тех пор, покуда Милошевич не убрал из Косова своих головорезов. Да и в миротворческом корпусе в этом регионе Россия заняла то самое место, которое ей изначально предлагалось - а пресловутый бросок на приштинский аэродром привел лишь к тому, что и его слегка “ужали”.

Однако всего этого не хотят видеть антизападно настроенные россияне - им для этого слишком хочется винить в своих бедах кого-то другого, а не себя. Что же до нашей политической элиты, то внешне она продолжает прежнюю линию - антизападных жестов в действиях правящих и оппозиционных сил хватает. Правда, при этом все заметнее становится, что их антиэападничество - элемент торга с кредиторами. Так, например, как только к весне 1999 г. выяснилось, что ужесточение позиции России, связанное с назначением Примакова премьером, никого не испугало - Примаков был снят, а клявшаяся защищать его внепарламентскими методами левая оппозиция дружно с этим согласилась. А как только в ответ на это МВФ возобновил кредитование России, но на более жестких, чем раньше условиях, произошла очередная смена премьера, - на этот раз на Путина, имеющего “пугающее” Запад “кагэбистское” прошлое.

Такое положение, когда одни под шумок соответствующей риторики выторговывают у кредиторов деньги на укрепление собственной власти (и богатства!), а другие с удовлетворением внимают этой риторике, не желая видеть жизнь такой, какая она есть, может продолжаться достаточно долго. Но раньше или позже и нашей политической элите и той части россиян, на сочувствие которых она в своем антизападничестве опирается, придется смириться с реальностью.

Конечно, “широкие массы” антизападно настроенной публики будут последними, кто это сделает. Ведь если бы могло быть иначе, то они не были бы антизападниками, т.е. не искали бы виновного в своих бедах вне себя. (По этой же причине “рядовой” антизападник в сегодняшней России еще и “антиреформатор”, - ведь именно перемены последнего десятилетия вынуждают его переосмысливать всю свою жизнь и трезво оценивать самого себя. А это и трудно, и неприятно, - проще обвинять Запад, “демократов”, реформы и т.п.) Даже если все осуществленные под их давлением излюбленные ими меры приведут к самым катастрофическим результатам - эти люди предпочтут либо довести свое антизападничество до абсурда, либо начать обвинять во всем тех самых политических деятелей, которых они совсем недавно поддерживали и приводили к власти за антизападнические лозунги.

 

Внутреннее и внешнее пользование

И российская политическая элита хорошо ощущает эту возможность. Именно потому ее антизападничество столь осторожно, и явно имеет две стороны: радикальную - для внутреннего употребления и умеренную - для того же Запада. Последняя отличается не только меньшим градусом соответствующей риторики, но и включает в себя, как обязательный и неотъемлемый элемент, сигналы о готовности к переговорам. Ведь наша верхушка в глубине души хорошо знает себе цену и понимает, что без широких контактов с тем же Западом и, в частности, без кредитов международных финансовых организаций ей недолго сохранять свое место. Пример Горбачева и его окружения, в конце 80-х утратившего симпатии Запада и быстро лишившегося власти, все время напоминает российским правителям о том, что с ними может произойти, если они будут слишком “патриотичны”. Этим-то все сегодняшние российские политики отличаются от всех своих советских предшественников. Те еще в 20-е, в общем-то, верили в превосходство своих идей, в 30-е - 50-е по умопомрачительному своему невежеству были убеждены в своем превосходстве над всем миром, в 60-е - 70-е искренне считали СССР неисчерпаемо богатой, а потому всесильной страной и из-за этого выступали в отношениях с Западом с позиции полной уверенности в. себе. В 80-е всему этому по известным причинам наступил конец - теперь наши общественные деятели могут хорохориться, но в глубине души всегда готовы сдаться при виде открыто жесткого поведения того же МВФ или политиков развитых стран.

Именно это и делает наше “антизападничество” крайне забавным феноменом. Ведь организаторы всех сегодняшних антизападных кампаний - так или иначе причастные к власти российские политики - всегда готовы “протрубить отбой”.

То, что старательно выполнявшие их задания журналисты и “низовые” политактивисты при этом окажутся в глупом положении, их мало волнует. Тем более что кому-кому, а “верхам” хорошо известно, что за умеренную плату большинство этих людей готовы радикально поменять свои взгляды и с той же горячностью отстаивать совершенно противоположные позиции. Сегодня они еще считают, что, занимая жестко “патриотическую” позицию, можно выторговать у западных кредиторов некоторые уступки. Но ход событий последнего года показывает тщету этих надежд и антизападная позиция нашей верхушки заметно смягчается. Между тем, явно растет разочарование всех без исключения россиян во всех без исключения известных политиках и общественных деятелях: “народные массы” еще не в состоянии внятно сказать, чем им не нравится позиция политической элиты страны, но уже все отчетливее демонстрируют равнодушие ко всем ее идеям, лозунгам и акциям. В том числе и к ее антизападным эскападам – по-настоящему их поддерживает заведомое меньшинство россиян (примерно те же 20% избирателей левых). Остальные же под давлением СМИ изредка могут выразить ленивый “одобрямс”, но тут же отрекаются от него, как только “патриотическая” политика приводит к ухудшению положения дел. (История чеченской войны, первоначально встреченной большинством российского общества с удовлетворением, а затем, когда выявился ее затяжной и бесперспективный характер, ставшей объектом всеобщей критики, хорошо это иллюстрирует).

В этих условиях следует ожидать появления в самое ближайшее время “прозападных” выступлений тех самых деятелей, которые еще недавно были крайними “патриотами”. А что еще могут предложить разочаровывающимся в них избирателям деятели, для которых главное - сохранить власть любой ценой? И поскольку в таком “антизападничестве” заправляют честолюбивые и нечистые на руку мерзавцы, солируют платные и писаки, и политические паяцы, а роль хора исполняет все множество завистливых лодырей, то поворот этот, скорее всего, будет впечатляюще быстрым. А кто не верит, что дела могут повернуться именно так, пусть припомнит времена перестройки и то, как ее “прорабами” становились люди, еще за пару лет до того слывшие коммунистическими ультраортодоксами.

 

 

"ПОСЕВ" 10-99

posev@glasnet.ru

ссылка на "ПОСЕВ" обязательна