СОБЫТИЯ И КОММЕНТАРИИ

Валентин Бажанов, Владимир Михайлов

Зачем Шаймиев Лужкову?

С момента объявления о создании блока “Отечество – Вся Россия” (ОВР) прошло уже достаточное время, чтобы после выражения удивления и восторгов заняться анализом причин, побудивших Ю. М. Лужкова, считавшегося как будто патриотом России, искать союзников в лице лидеров республик. Последние, как известно, провозгласив в начале 1990-х годов суверенитет, уверенно строили внутри России “суверенные государства”, в которых на первых ролях неизменно находился “титульный” этнос. В ряде конституций этих республик (например, Татарстана) Россия вообще упоминается лишь в смысле соседнего государства, не говоря уже о десятках (если не сотнях) содержащихся в них противоречиях с конституцией РФ.

Чего добивается Лужков столь противоестественным союзом? Какую выгоду из этого союза могут извлечь республиканские лидеры? Какими могут быть результаты? Как такое сотрудничество может затронуть будущее России и ее целостность?

Прежде всего, важно понять, что представляет собой этот союз: только тактический ход, временное объединение или же это совместное стратегическое решение проблем, стоящих перед его участниками.

Если заявления Лужкова о единстве и процветании России серьезны и долговременны и если он хорошо понимает, с кем имеет дело то, безусловно, это может быть только альянс, созданный для того, чтобы благополучно для себя преодолеть сложный период, чреватый сильными потрясениями для правящей элиты.

Итак, предположим, что этот союз – временное объединение. Такой вариант несколько более благоприятен для российской демократии в целом, но имеет существенные издержки. Они будут развитием тех уступок центра республикам, которыми была полна политика последних лет. Шаймиев и другие президенты автономий в случае прохождения Лужкова в Президенты, потребуют компенсацию за труды в виде еще большего куска суверенитета а, стало быть, и налоговых послаблений, который отвалил им Ельцин.

 

1. Законы. Региональные начальники, входящие в блок Лужкова – Шаймиева, безусловно, сами в думу не пойдут, но запустят туда солидную партию лоббистов, которые будут принимать, прежде всего, те законы, которые хороши не столько для России, в целом, сколько для укрепления суверенитета республик и строительства своих экономик по собственным меркам. Беспокоить этих начальников хотя бы словесными упреками о приведении конституций республик в соответствие с федеральной уже не будут, и суверенитеты республик могут укрепляться дальше в ущерб единству и благосостоянию России.

 

2. Финансы и налоги. По подсчетам некоторых экономистов в Москве “крутится” львиная доля, более 80%, российских финансов, что существенно облегчало деятельность Лужкова как мэра. Но и у республик имелись и имеются значительные налоговые льготы. Так Татария отчисляет в бюджет всего около 20 % собранных на ее территории налогов. Таким образом, “обычные” русские губернии вынуждены платить и за себя, и “за того парня”. В обмен на поддержку Ельцина республиканские лидеры добились значительных льгот. Логично предположить, что и Лужков, объединяясь с Шаймиевым сегодня, будет вынужден пойти по тому же ельцинскому пути и привилегии республик станут еще более ощутимыми.

Далее, желающим знать хорошо известно, что в Татарстане (РТ) упорно сопротивляются открытию отделения федерального казначейства. Это единственный в России регион, отказывающийся от системы федерального казначейства, т.е. от прозрачных бюджетных отношений. Цель этого двояка. Это и нежелание предоставлять федеральным органам полную и достоверную финансово-бюджетную информацию, и демонстрация независимости перед федеральным центром. Однако эти демонстрации дорого обходятся России, потому что формирование федерального казначейства может быть закончено только когда будет создана вся цепочка финансирования. Бороться за единую Россию в условиях, когда твой политический партнер, с которым ты поднимаешь сегодня объединительные тосты, откровенно препятствует этому, – задача трудновыполнимая.

 

3. Демонстрация независимости, кстати, не кончается казначейством. В Татарстане никогда не было и нет представителя президента РФ, вопреки сложившейся практике отношений Кремля со всеми другими регионами и, что еще более интересно, вопреки условиям двустороннего широко разрекламированного договора 1994 года с Москвой. Договор - неработающий документ из-за непродуманности и отсутствия механизмов проверки. Но что касается привилегий и властных полномочий, – здесь власти РТ получают по полной. Так они взяли под свой контроль назначение и смещение руководителей отделений федеральных ведомств в Татарстане.

Далее, вспомним всероссийскую шумиху, развернутую республиканскими властями в 1997 году в связи с выдачей единых паспортов граждан РФ. Это было ничем иным как попыткой реализовать вариант закона о своем, республиканском гражданстве. В свое время, в 1992 году, именно на этом законе захлебнулась атака по набору атрибутов суверенитета республикой после референдума и принятия конституции. Взаимодействие с федеральными властями превращаются в длительные переговоры международного уровня, как это было с федеральной комиссией по ценным бумагам.

Даже название “Вся Россия” – это только для внешнего, так сказать, употребления. Для “внутреннего” пользования в РТ под эгидой Шаймиева создается движение “Татарстан – новый век”. По логике предшествующих событий – век отдаления от всей России.

 

4. Исполнительная власть. Опора Лужкова на президентов республик (часть из которых лишь сменили вывески “секретарь рескома” на “президент”, другие поднялись из райкомовского звена) будет предполагать продвижение представителей республик не только в федеральную законодательную, но и исполнительную власть. Московские бюрократы и бюрократы национальных образований, вероятно, хорошо сработаются.

 

5. Парламенты республик по-прежнему будут придатком исполнительной власти. Хотя это утверждение и не вызовет удивления у многих читателей, однако мало кто знает, насколько далеко зашла эта “придаточность”, например, в том же Татарстане. Там 60 членов парламента - одновременно главы районов, которых назначает и снимает президент. Казалось бы, после снятия с должности главы администрации этот гражданин должен оставаться депутатом до окончания срока полномочий.

Однако жертва высочайшего гнева ни осмелится не написать (!) прошение о сложении с него депутатских полномочий. А вновь назначенный президентом глава избирается на освободившееся место на дополнительных выборах. Например, 28 марта 1999 г. состоялись выборы сразу по 14 округам. Это завершило чистку районной элиты, которую предпринял президент в конце прошлого года. При такой системе у президента, как вы понимаете, не бывает никаких проблем с продвижением своих законопроектов, принятием парламентом нужных ему, президенту, заявлений, равно как и непринятием нежелательных.

 

6. Выборы. Предшествующие выборы президента РФ в 1996 году показали, что именно в республиках происходит беззастенчивая перекидка голосов от одних кандидатов (Зюганова, Лебедя, Явлинского и др.) к “нужному” кандидату. Так, только по Казани Ельцину в первом туре было приписано 47040 голосов, которые вытащили его вперед в целом по Татарии. Во втором же туре, стремясь понравиться фавориту президентской гонки, власти Татарстана пошли на столь неприкрытые манипуляции результатами голосования, что ученым впору развести руками и отойти в сторону – такого никогда не было за всю историю социологии. И, добавим, при честных и свободных выборах этого быть не может! Там масштаб был более значительным, чем упомянутые 47 тысяч голосов. Лужков, возможно, также рассчитывает на повторение такого привлекательного для кандидата в президенты опыта (почему-то не замеченного толком ни российским ЦИКом, ни коммунистической оппозицией). Лишние голоса в предстоящей президентской гонке никак не помешают.

Не случайно стало привычным говорить об “управляемом” электорате в республиках. Если же быть точным и исправить подмену понятий, то надо прямо говорить о фальсифицируемых протоколах, и не изображать из граждан республик бессловесных рабов, готовых сегодня голосовать за одного кандидата, а через две недели совсем за другого. Это стало ясно и независимым зарубежным наблюдателям, присутствовавшим на выборах в РТ в 1993 и 1996 г.

Повсеместное возмущение политически активной части населения Татарстана беззаконием, творящимся на выборах, привело в июле этого года к двухнедельной политической голодовке представителей самых разных партий и движений. Требования участников акции привести в соответствие с российскими и международными нормами местное выборное законодательство президент Шаймиев, “гарант прав и свобод личности в республике” (конституция РТ), чувствуя безволие федерального центра, проигнорировал, однако цинично заявил, что политическая голодовка - это свидетельство демократии в Татарстане. Как справедливо заметил Лев Овруцкий, рассуждая в том же духе, самосожжение следует рассматривать как триумф демократии.

 

7. Экономика. В Татарстане не было либерализации экономики, если сравнивать с тем, что происходило в масштабах всей России. Больше всего это, видимо, похоже на белорусский вариант.

Мелкие предприниматели (челноки, торговцы и т.п.) стонут от самоуправства районных начальников, а крупные предприятия, в процессе акционирования не добравшись до фазы, когда они выходят из-под гоcуправления, перешли под контроль близких (и часто родственных) президенту людей. Так “Файненшл Таймс” (Financial Times) в сентябрьском номере поместила статью, где отмечает, что крупнейшее предприятие Татарстана в значительной степени управляется сыном президента Шаймиева Радиком.

Именно так поступают настоящие коммунисты в душе (в отличие от обладателей членских книжечек КПРФ). Одновременно они не ослабляют ни на мгновение цепкой хватки с председателей колхозов, этих надзирателей над бесправными колхозниками, превращая их в “управляемый электорат”.

Но самое поучительное во всем этом экономическом варианте исчезает безвозвратно, так и не успев стать достоянием общественности. Никогда жизнь простых людей в Татарстане, бережно охраняемых от волн реформаторства, не была лучше, чем в среднем российском регионе. Это самый большой секрет, маскируемый звонкими фразами о мягком вхождении в рынок, социально-ориентированной экономике.

 

8. Нетитульные этносы (в большинстве своем русские) едва ли не всюду в национальных республиках, составляя большинство населения, оказываются национальным меньшинством, интенсивно оттесняемым от политических и экономических рычагов. В Татарстане политическая элита на 80% уже состоит из представителей титульного этноса. Однако жаловаться на дискриминацию гражданам Татарстана трудней, чем гражданам Латвии, поскольку для выхода на международные суды нужно пройти судебные инстанции РТ, а затем России. Но в самой России как будто не замечают этих процессов. (Искренна ли забота Лужкова о Севастополе, когда в стане любезных сердцу союзников происходят такие процессы?)

 

Обратимся ко второму варианту: союз “Отечества” со “Всей Россией” это стратегический союз, т.е. Юрию Михайловичу пришлись по вкусу методы “демократизации” Минтимера Шариповича. Тогда победа ОВР и успех Лужкова на президентских выборах будут означать повсеместное внедрение всех “достижений татарстанской демократии” и перенесение стиля руководства региональных начальников на всю Россию. А стиль этот таков, что подавляет возможность появления любой оппозиции, стремится к безальтернативным выборам (Шаймиев на всенародных выборах всегда избирался без даже символической альтернативы), следует принципу формирования парламента преимущественно из людей напрямую подчиненных исполнительной власти (в Татарии из местных глав администраций и директорского корпуса). О свободе прессы в республиках говорят так мало, что становится ясно: это указывает на ее почти полное отсутствие.

Союз Лужкова с президентами автономий облегчит ему, стань он президентом РФ, принятие закона о бессрочном пребывании на этом посту. (Госсовет РТ уже три года назад изменил конституцию так, что Шаймиев может до конца дней своих продолжать устраивать себе всенародное избрание.) Зато в газетах на первых страницах (обязательно), а заодно и на вторых (желательно) читатели снова будут ежедневно иметь возможность видеть лик “отца нации”.

Итак, в первом случае, когда союз создается только вследствие желания увеличить число голосов за Лужкова, будет продолжаться эрозия суверенитета России, разрушение единого правового поля, углубление разницы в положении граждан в разных регионах. И хотя такая выборная “технология” может дать повод подвергнуть сомнению легитимность будущих выборов, мы-то с вами знаем, что жаловаться будет некому, а сервильная пресса объяснит нам, что на этом этапе российских реформ нам лучше не обращать на такие пустяки внимание. Самим, мол, будет спокойней.

Второй же случай относительно более благоприятен для единства России, зато гораздо разрушительнее для ростков еще неокрепшей российской демократии.

Что и говорить, весьма мрачный выбор для россиян предоставляет объединение “Отечества” со “Всей Россией”.

Отдает ли Лужков отчет в значительной вероятности именно этих сценариев событий? Или же – за “ценой победы” мы не постоим?

 

О Примакове. Он согласился возглавить список именно этого блока. Все разговоры о его особых условиях вхождения в блок остаются пока словами. Шаймиев же и Лужков многолетней практикой высветили свою политическую программу, и едва ли они сильно отойдут от нее, тем более сегодня, когда находятся на подъеме своей политической силы. Если Примаков и добьется ощутимых успехов, на пути к ним он будет вынужден неоднократно уступать и скатываться в то русло, которое высвечивается предыдущими делами этих двух крупных региональных лидеров.

И, в заключение, вопрос, связанный с авторитарностью стиля региональных руководителей. Достаточно ли будет свободы и честности на предстоящих выборах, имеются ли гарантии, что волеизъявление каждого гражданина будет в неизмененном виде учтено в конечных итогах голосования? Иначе все рассуждения о силе и направленности тех или иных предвыборных блоков превратятся в успокаивающую народ имитацию многопартийной жизни.

 

"ПОСЕВ" 10-99

posev@glasnet.ru

ссылка на "ПОСЕВ" обязательна