Избранные статьи

Послевоенное подполье

Многие недруги НТС сомневались в том, что разработанная Владимиром Дмитриевичем Поремским теория национальной революции в условиях тоталитарного режима (молекулярная теория) подтвердится практикой. Однако теория эта оказалась верной. Один из примеров осуществления ее на практике - деятельность группы молодых ленинградцев во главе с Юрием Леонидовичем Левиным в 1955-56 годах. Об этом с ним беседует Вячеслав Долинин.

- Юрий Леонидович, когда Вы впервые узнали об НТС?

- В 1954-ом я услышал по “Голосу Америки” сообщение о похищении Трушновича. Тогда же обратил внимание на публикации об НТС в советской прессе. К советской печати я относился с недоверием. Хотелось узнать правду об организации вызывающей такую злобу у партийных журналистов и их хозяев. Летом 1955-го я приобрел радиоприемник “Мир” и получил возможность слушать передачи радиостанции “Свободная Россия”. Глушили ее беспощадно, но мне удавалось не только слушать, но и записывать передачи на магнитофонную приставку. В дальнейшем я начал переносить тексты передач на бумагу и знакомить с ними своих друзей.

- Почему Вы решили установить контакт с Союзом?

- Осенью 1955-го я и мои друзья Евгений Дивеев и Валентин Хоченков создали подпольную антикоммунистическую организацию “Молодая Россия”. НТС представлялся нам естественным союзником в борьбе с правящим режимом. Отсюда и решение выйти на связь с Франкфуртом-на-Майне.

- Как Вам удалось установить ее?

- Осенью 1955-го Ленинград посетили суда ВМФ Великобритании. Я передал английскому моряку письмо и попросил переслать его во Франкфурт. Адрес штаб-квартиры НТС узнал из передач “Свободной России”. В письме я рассказывал о “Молодой России” и предлагал наладить связь между нами и Союзом по радио. Вскоре эта связь установилась. Франкфурт советовал не расширять нашу организацию и рекомендовал свой шифр для радиосвязи. Более совершенный, чем тот, который придумал я.

- Расскажите о деятельности “Молодой России”.

- Основной нашей работой было изготовление и распространение листовок от имени друзей НТС. При написании текстов листовок я использовал записи передач “Свободной России”. Большая часть листовок была посвящена венгерской революции 1956-го. Как многие в России мы надеялись, что эта революция станет толчком к демократическим переменам во всей Восточной Европе и в Советском Союзе.

- Было ли Вам известно о других подпольных группах одновременно с Вами распространявших листовки с протестом против советской агрессии в Венгрии?

- Мы знали о том, что многие сочувствуют венгерским повстанцам, но листовки других подпольных групп нам не попадались. В дальнейшем, уже в лагере, я встретил людей, занимавшихся тем же делом, что и наша “Молодая Россия”. Много лет спустя судьба свела нас снова. В 1993-м в Генеральном консульстве Венгрии от имени президента Венгрии нам вручали памятные медали “1956 год”.

- Когда Вас арестовали?

- В декабре 1956-го. Тогда мне вменили изготовление и распространение листовок и приговорили к 10 годам лагерей.

- В лагерях Вы встречались с членами НТС?

- Да, с Треммелем, который подробно рассказывал как его похитили. Треммель работал в лагерной прачечной. Встречал я и Дивнича, который говорил о том, что пишет книгу.

- Чем Вы занимались после выхода на свободу?

- Я работал на заводе, учился, но находил время и для распространения самиздата (этим я занимался до самой перестройки, до того времени, когда в самиздате отпала необходимость). В 1968 был арестован за протест против советской агрессии в Чехословакии. На этот раз меня поместили в психбольницу и продержали там два года.

- В последующие годы Вы пытались восстановить от ношения с НТС?

- Я посылал письма на радиостанцию “Голос Америки” в надежде, что через сотрудников “Голоса” мой адрес попадет в НТС. Но этого не случилось. В 1982 я познакомился с Ростиславом Евдокимовым, который вел нелегальную переписку с Союзом. Однако вскоре после нашего знакомства Евдокимова арестовал КГБ. Мы встретились вновь через пять лет. С 1987-го я постоянно встречался с союзниками, получал издания “Посева”. В прошлом году вошел в состав Санкт-Петербургской группы НТС, в ней стал председателем Суда совести и чести.

- Какой общественно-политической деятельностью Вы занимались в последние годы?

- С 1989 я в обществе “Мемориал”. Возглавлял Объединение бывших политзаключенных, работал в правозащитной комиссии, вхожу в правление Санкт-Петербургского “Мемориала”. С 1990 по 1994 был членом городской избирательной комиссии. Я был направлен туда как представитель ряда демократических организаций Петербурга.

В этом году был выдвинут кандидатом в депутаты муниципального совета от блока Союз Правых Сил Петербурга. Выборы, к сожалению, не состоялись т.к. большинство избирателей проголосовало против всех кандидатов.

- Юрий Леонидович, Вы пробовали писать мемуары?

- Сейчас я готовлю к изданию сборник воспоминаний группы бывших политзаключенных из петербургского “Мемориала”. Среди них будут и мои.

"Посев" № 7 2000

Оставить отзыв
Другие статьи
Заказать звонок